пятница, 24 января 2014 г.

Б.А.Минин о принципиальной дефективности римского права

Общий взгляд Б.А.Минина на ситуацию принципиальной дефективности римского права и исторической необходимости его замещения правом возвратным (возмездным)

Б.А.Минин. Возвратное право: - правосудие, социальная безопасность и социальное развитие. - М., ИД "Юриспруденция", 2007, 472 с.

"ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
Уважаемые читатели!
Книга, которая лежит перед Вами, – это смелый экскурс в далекое прошлое и, хочется верить, в ближайшее будущее нашего Правосудия – Правосудия, которое наверняка сможет найти в себе силы отказаться от вынужденного следования принципам «кодифицированного», дробленого законодательства. Эти принципы оставлены нам в наследство еще со времен древнеримских юристов несколько тысячелетий тому назад, когда время было почти статичным и веками в жизни не происходило почти никаких существенных изменений...
Но за эти тысячелетия и особенно последние века эти принципы действительно заметно устарели, и сейчас они создают немало трудностей для работников судов и граждан
..."

Судья Верховного Суда Российской Федерации, профессор Российской академии правосудия при Верховном Суде РФ, Заслуженный юрист Российской Федерации С.А. Разумов
с.3

"...нам удалось рассмотреть в тех глубинах истории, когда запад еще не назывался Западом, первоисток, который ему позволял и все еще позволяет делать кровавые или в лучшем случае бесполезные социальные и технические игрушки, требующие все большего и большего расхода природных и человеческих ресурсов, засасывая в эту воронку и Запад, и Восток, и всю Планету.
Этот первоисток тогда, в середине 1го тысячелетия н.э., еще никем не осознанный по своим последствиям, стал переходом в правосудии и далее в общественном сознании от естественной, натуральной ответственности за нанесенный ущерб к экспликативному, кодифицированному праву по «нормам права» в законах, кодексах, нормативах, первоначально составленных и освященных императором, а сейчас составляемых кем-то по своим интересам и освящаемых (согласуемых) верховным лицом государства, для того чтобы суд над любыми другими вершился со ссылкой на этот закон – вместо учета, кто, кому и сколько нанес вреда. На Западе это впитывалось народом в течение многих десятков поколений
."
с.6

О квинтэссенции возвратного права и его принципиальнейшем отличии от римского:

"...видимо, при любых формах сотрудничества или хотя бы просто сосуществования людей, корпораций и народов главной будет хотя бы теоретическая гарантия непричинения друг другу ущерба.
Но в современной динамичной жизни, при любом правоустройстве, при любой форме государственного устройства это абсолютно невыполнимо. И тогда остается одно: добиваться полной ответственности наносителя ущерба перед потерпевшим, и вообще всех перед всеми, в виде компенсации, «возврата» всего ущерба, который случайно или неслучайно был нанесен другим. Сегодня применение этого рычага – не правило, а скорее исключение. Нужно постараться исправить это в самое ближайшее время.
"
с.7

"Если присмотреться к тому, что генерирует подавляющая часть человечества, какие флуктуации, рефлексии бурлят в нашей цивилизованной среде, то становится ясно, что основной мотив их проявления – жажда удовлетворения все новых и новых соблазнов, и малых, и колоссальных по размерам, причем не только и не столько за счет собственных средств (материальных, социальных, моральных, духовных), но и, где это возможно, – за счет средств, счастья и здоровья других. Такое происходит везде, где наше право этого не видит, инструмент ответственности слишком слаб или неповоротлив, чтобы осуществить активный заслон воровству прямому, из чужого кармана, или косвенному, например, путем ухудшения условий жизнедеятельности других или за счет истребления природных ресурсов в долях, намного превышающих собственную долю в общемировом масштабе."
с.8

"Социальная безопасность напрямую связана с состоянием действующего в обществе права. Принципы юриспруденции, введенные в странах Нашей Цивилизации около полутора тысяч лет назад и существующие в виде доктрины Римского права, в последнее десятилетие начали давать существенные сбои, выражающиеся в невероятном затягивании судопроизводства, в огромном числе ошибочных решений, в многократном увеличении количества нормативных актов, каждый из которых составляет лишь небольшое звено в довольно сложной цепи правосудия, не меняя его концепцию. И поэтому эти принципы катастрофически не поспевают за быстроменяющейся жизнью...
Сами идеологи правоохранительной системы признают факт огромной внутренней противоречивости законодательства, широкое распространение правового нигилизма и многочисленные факты правонарушений даже в самой сфере правоприменения; ...борьба с преступностью сопровождается нарушением законов со стороны работников правоохранительных органов . Помимо внутренней противоречивости главное – это пылающие изъяны внешние, их испытывает на себе все общество
."
с.11

"В последние годы удалось увидеть в установленных правилах этой политики довольно крупные внутренние противоречия, объясняющие стабильно недостаточную эффективность правосудия во многих странах, в том числе в России. Например, организованные обратные связи не прочно замкнуты с «выхода» (результата преступления – «размера» его негативных последствий) на «вход» (на мотивацию преступника); к тому же они инертны: во-первых, вследствие вполне объективных трудностей детального расследования любого противоправного деликта, но главное – из-за трудностей надуманных, например, искусственно требуемой многослож-ной правовой интерпретации каждого правонарушения (трудное или легкое детство; намеренные действия или нет; точно или неточно совпадает алгоритм совершенного преступления с той или иной нормой права и т.д.).
Да и сама система правосудия включает в себя ряд звеньев, административно довольно самостоятельных, но вынужденно выполняющих целый ряд сложных побочных функций. Поэтому полученная на их основе отрицательная обратная связь и оказывается малоэффективной.
И все же главной причиной этой неэффективности является, как правило, явно переусложненное кодифицированное правосудное законодательство, которое в силу принятой некогда концепции его формирования продолжает усложняться и дробиться до мелких деталей. И все же оставлять в своем теле пробелы, пустоты, неточности, которыми умело пользуются преступники.
А самое неудачное в этой концепции – обязательность наказания преступника, чаще всего в виде лишения свободы – вместо обращения с ним как со взрослым и требования от него компенсации нанесенного ущерба.
Из этого следует масса неизбежных негативных следствий, которые особенно ярко проявились в ХХ веке и которые не должны были бы перейти в новое тысячелетие.
Вот они, собранные вместе.
1. Игнорирование, во всяком случае переадресация на дальние приоритеты, последствий от любых, даже грандиозных, антиобщественных деяний, если они не прописаны в виде норм права.
2. Отстаивание в процессе судопроизводства тех или иных обязательных юридических положений – и в то же время игнорирование многих масштабных социально значимых требований нашей жизни.
3. Неинтересность, ничтожность с точки зрения судопроизводства фигуры потерпевшего, который становится дважды потерпевшим – от нарушителя и от судебной системы.
4. Массовое утверждение в СМИ психологии героической ауры вокруг преступника от его удачливости при обмане или обкрадывании «других», как правило – мы теперь в этом прочно уверены – вследствие не только и не столько неповоротливости правоохранительных органов, сколько из-за наличия огромного числа пробелов и огрехов в нашем законодательстве, постоянно усложняемом вместо поиска новых общих принципиальных решений.
5.«Разбегание» человеческих цивилизаций, многие из которых в принципе не могут принять наш образ жизни, не хотят или не могут (неважно) участвовать в разграблении ресурсов планеты.
6. Переполненность тюрем, в которых уже перебывало около 10% всего населения страны, в основном мужского, с соответственным изъятием многих миллионов рук и голов из общественного производства и домашнего хозяйства.
7. Оправданная или неоправданная озлобленность многих, если не большинства осужденных несправедливостью наказания.
8. Самовоспроизводимость преступного мира за счет концентрации его в местах заключения, «работающих» как школы и полигоны для самообучения приемам использования недостатков нашего права.
9. Невероятная затянутость судопроизводства и вообще его крайняя неэффективность.
10. Разрастание административного аппарата и круга стремящихся к власти политиков, которые в «послевыборной» жизни, однако, эффективно оппортунируют и аннулируют любые реорганизации, им невыгодные или ими непонятые.
11. Существование сообщества ученых (науки) и сообщества чиновников (аппарата), искусственно поставленных в условия практически полной незаинтересованности в общественно позитивных результатах своей деятельности и не отвечающих даже за ужасающие негативные последствия от реализации достижений своих и тем более за непробиваемый консерватизм по отношению к более эффективным не своим достижениям (давно открытое якобы безобидное явление «Not invented here») и вообще любые смертоносные явления корпоративного эгоцентризма. При отсутствии четко определенного адекватного общественного спроса «по результатам» от таких действий или бездействия, тем более при отсутствии систем адекватной сертификации, личное всегда и многократно будет возобладать над общественными интересами и активно служить общечеловеческому застою и регрессу.
Межгосударственные, межнациональные и даже межрасовые конфликты, прямое физическое уничтожение людей в войнах блекнет перед многочисленными жертвами просчетов из-за названных выше причин – просчетов уже совершенных и совершаемых ежедневно без объявления 15
войны, юридически не осуждаемых, но глубоко отражающихся на качестве нашей жизни.
"
с.14-16

"Нам придется признать, что при всех неутешительных оценках уровня социальной безопасности нашей жизни, вплоть до прогнозируемой разными умами человечества глобальной трагической развязки, наша система права ни на что такое не реагирует, она сейчас так же устойчива к любым, даже самым многообещающим, изменениям, как это было и все полторы тысячи лет ее относительно спокойного, можно сказать, непоколебимого существования.
КАКОВЫ ПРИЧИНЫ того, что она устойчиво самовоспроизводилась и самовоспроизводится все эти годы, несмотря на многократные попытки ее реконструировать, вплоть до попыток весьма радикальных – перевода ее Наполеоном и Александром I на принципы воздаяния?
Ответы, что называется, лежат на поверхности.
1. Это некоторые библейские принципы, впитанные нами с молоком матери, в том числе «да-нетная» психология: хороший – нехороший, виновен – невиновен, грешен – безгрешен, ад или рай и т.п. Вот слова одного из теоретиков православия Серафима Роуза: «Человек достоин ада, если он не достоин небес... Кто живет не по христианскому откровению, тот живет по другому, ложному, а все ложные откровения ведут в бездну» и т.д. Одним словом, «кто не с нами, тот против нас», да или нет. Тут же, пожалуй, следует вспомнить, что те, кто описал библейскую историю с Адамом, сосланным на Землю, вменили ему в обязанность не улучшать ее и даже не исследовать, а только классифицировать (кодифицировать) увиденное.
2. Это относительная простота законодательства с точки зрения выученных специалистов и, с другой стороны, – его объективная запутанность для «клиентов». Для адептов существующей системы, юристов (у нас их около 100 тыс., в США – более 2 млн) после освоения ими профессионального языка и номинального объема норм и правил эта система весьма выгодна материально и, главное, морально. Это ни в коем случае не упрек, этому можно только позавидовать.
3.Это очевидная защищенность, которую система права создает для значительного числа криминальных элементов, вообще для некоторой небольшой части лиц, которые существующие законодательные неопределенности научились использовать для собственных целей
".
с.17-18

"В результате возникает вопрос: а есть ли достойная альтернатива существующему праву, которая бы помогла избежать или хотя бы существенно снизить эти беды? Ведь если ее нет, то поднимать эти вопросы не то что бесполезно, но безнравственно. Итак, существует ли решение этого вопроса?
На наш взгляд, достойной альтернативой будет возрождение на новой основе того, что было до появления Римского права и что до сих пор остается во многих других цивилизациях нашего мира: ВОЗМЕЗДНОЕ (от слова «мзда», но не «месть»), или ВОЗВРАТНОЕ право, основные системообразующие признаки которого можно изложить так.
1. Приоритетом (а для подавляющего большинства случаев – вообще единственным критерием) при решении вопроса о виновности и о степени виновности преступника является размер нанесенного им ущерба другому лицу, обществу с одновременным отказом от всякой ссылки на действующую норму права – основу сегодняшних судебных разбирательств.
2. Предъявление преступнику обязанности компенсировать в материальной, наиболее универсальной, форме всего нанесенного ущерба, не предусматривая лишение свободы как универсального метода наказания (за исключением лиц, действительно показавших свою социальную опасность). Сама компенсация может быть выражена в виде материальных средств от преступника, от его коллег, родственников или «третьих лиц». Или в виде личной отработки на тяжелых – но не унизительных! – номинально оплачиваемых работах.
3. Требование компенсации может быть предъявлено через суд и другие официально установленные органы потерпевшим или любым лицом с необходимым обоснованием нанесения ущерба.
При этом ни о какой отмене или о снижении уровня следственных работ не может быть и речи.
Данная работа посвящена исследованию необходимости, достаточности и эффективности такой модели. В ней также будут даны обоснования системных принципов, необходимых для практической реализации всей системы возвратного права в системе правосудия и в других сферах общественной жизни.
"
с.18-19

Комментариев нет:

Отправить комментарий