пятница, 2 сентября 2016 г.

Давид Серван-Шрайбер о критически значимой роли в ФизиОнкоИстреблении Его Величества Зеленого Чая!

Разумеется, Автор АнтиРака не являлся биологом, химиком или хотя бы онкологом, всю жизнь проведшим в исследовании зеленого чая по принципу современной точной науки "узнавать все большее и большее о все меньшем и меньшем, чтобы узнать, наконец, все ни о чем". Но, в отличие от всех ребят и девчат, которые "клеют бабки" на науке или ее имитации, он был кровно заинтересован не в продаже своих творений, а в получении реального, более чем значимого и своевременного результата своих изысканий, результата, каковой именуется "продление собственной активной жизни", результата, который он получил и осветил пламенем своего подвига путь многим из нас и, вполне может статься, всему человечеству. В настоящем материале мы предпримем попытку собрать все более или менее значимые высказывания выдающегося Автора о выдающемся Творении Природы, Его Величестве Зеленом Чае, к чему немедленно, не претендуя на исчерпываемость нашего представления этого Шедевра Природы, но твердо рассчитывая на его безусловную показательность,  и приступаем (имея в виду тот печальный факт, что едва ли не каждому землянину, увы, светит практически стопроцентная вероятность, сиречь, неизбежность, встречи с этим хладнокровным убийцей, нацелившимся на истребление рода человеческого, буде то в личном качестве или в качестве борца за своих ближних или дальних)
"Чѐрный рыцарь рака
Остаѐтся сказать, что сегодня вполне определѐна ахиллесова пята этого грозного воспалительного механизма, возбуждаемого раком. В лаборатории профессора Микаэля Карина исследователи из университета Сан-Диего в сотрудничестве с крупным немецким фондомпоказали, что достаточно заблокировать у мышей производство одного из основных цитокинов, способствующих воспалительным процессам, который называется NF-kappaB, чтобы снова сделать «смертными» большинство раковых клеток и помешать им создавать метастазы. NF-kappaB является своего рода чѐрным рыцарем рака. Его центральная роль настолько хорошо определена сегодня, что профессор Альберт Болдвин из университета Северной Каролины смог заявить в обозрении Nature, что «почти все антиканцерогенные вещества являются ингибиторами NF-kappaB».
К тому же выясняется, что многочисленные природные воздействия способны блокировать воспалительную активность этого ключевого вещества. Та же статья в Nature раскрывает не без иронии, что вся фармацевтическая промышленность ищет сегодня лекарства, подавляющие NF-kappaB, в то время, как молекулы, известные тем, что они действуют против него, уже широко доступны. Статья цитирует только две из этих молекул, отнесѐнных к разряду «low-tech»: катехины зелѐного чая и ревератролы красного вина. На самом деле в продуктах питания их существует большое число и некоторые из них ещѐ гораздо активнее. Мы рассмотрим их детальным образом в разделе об антираковом питании." (с.31 АнтиРака)
 "Естественные механизмы защиты, которые блокируют ангиогенез
Сегодня многочисленные лекарства, подобные ангиостатину (такие, как Avastin), разрабатываются фармацевтической промышленностью. Но их воздействие на человека, когда они используются одни, не оправдало надежд. Хотя они смогли замедлить рост некоторых раков и даже заставить значительно регрессировать некоторые опухоли, но результаты не были такими систематическими, как у мышей. К тому же, хотя они лучше переносятся, чем обычные химиотерапии, у антиангиогенезов в форме медикаментов также проявляются побочные эффекты, более неприятные, чем предусматривалось. На этот раз они, без сомнения, не стали чудесными медикаментами, как можно было надеяться. Но в этом нет ничего удивительного. Рак является многоразмерной болезнью, которая редко уступает какому-то единственному вмешательству. Чаще всего, как и в тритерапии против СПИДа, необходимо комбинировать многие подходы для того, чтобы получить достаточный эффект.
Остаѐтся, что овладение ангиогенезом является теперь центром интереса в лечении любого рака. Чтобы не ждать чудесного лекарства, выясняется, что и здесь мы располагаем естественными возможностями, которые имеют мощное воздействие на ангиогенез, не дают никакого побочного эффекта и могут прекрасно сочетаться с обычными курсами лечения. Речь идѐт о 1° специфических режимах питания (недавно были открыты многочисленные природные антиангиогенезы, в частности, обычные съедобные грибы, некоторые зелѐные чаи и некоторые кухонные специи и травы) и 2° обо всѐм, что способствует уменьшению воспаления, прямой причине роста новых сосудов." (с. 37 АнтиРака
"...Низкий показатель гликемии (предпочитать)
 ...Зеленый чай, который напрямую действует против рака (без добавления сахара или с сиропом из алоэ)" (с. 48 АнтиРака)
"Пятьдесят исследователей и «аликаменты»
...В течение нескольких лет вся фармацевтическая промышленность находилась в поиске новых синтетических молекул, способных блокировать образование новых кровеносных сосудов, необходимых для роста опухолей (смотри раздел 4 об ангиогенезе). И вот Йихай и Ренхай Цао, два исследователя института Каролинска в Стокгольме, впервые продемонстрировали, что такой банальный продукт питания как чай (наиболее потребляемый в мире напиток после воды) способен блокировать ангиогенез, используя те же механизмы, что и существующие медикаменты. Достаточно двух – трѐх чашек зелѐного чая в день! (выделено мною - С.Ч.)
Идея показалась ему яркой. Конечно, надо было направить поиски в сторону питания! Все эпидемиологические данные на самом деле подтверждали это: основная разница между группами населениями, у которых наиболее высокий уровень раковых заболеваний, и теми, у кого он наиболее низкий, в их питании. Когда у азиатских женщин развивается рак груди, или у мужчин – рак простаты, их опухоль значительно менее агрессивна, чем у жителя Запада. Везде, где пьют зелѐный чай в изобилии, там меньше рака... А что, если химические молекулы, содержащиеся в некоторых продуктах питания являются мощными антираковыми веществами? – спросил себя Беливо. И к тому же, в течение 5.000 тысяч лет испытаний на человеке они доказали свою безвредность. Наконец, у него было что-то, что он мог предложить детям, не подвергая их ни
Электронная библиотека онкологического портала www.rak.by
71
www.rak.by
малейшему риску: «антираковые продукты питания», или, как Беливо любит их называть, «аликаменты» (пищевые медикаменты: aliment = продукт питания)!
Лаборатория молекулярной медицины детского госпиталя Сент-Жюстин в Монреале была одной из наиболее оборудованных в мире для анализа влияния химических молекул на рост раковых клеток и на ангиогенез кровеносных сосудов, которые их питают. Если бы Беливо решил поставить свою команду из пятидесяти исследователей, имеющую в своѐм распоряжении оборудование на 20 миллионов долларов, на службу исследования и поиска антираковых продуктов питания, то значительный прогресс мог бы быть достигнут быстро. Но это было бы рискованным решением. Учитывая, что возможность получения патентов на продукты питания отсутствует, то кто оплатил бы всѐ это исследование? В отсутствие большего количества ощутимых доказательств правильности такого подхода не представлялось разумным броситься в такую авантюру. Сама жизнь заставила Беливо совершить прыжок, на который никакая другая лаборатория в мире не решилась бы.
Иметь рак и не быть больным
В четверг вечером он получил безутешный звонок по поводу друга, который страдал тяжѐлой формой рака поджелудочной железы. Ленни жил в Нью-Йорке. В госпитале Мемориал Слоан-Кеттеринг – одном из лучших онкологических центров в США – ему объявили, что ему осталось жить всего несколько месяцев. Рак поджелудочной железы действительно является одним из наиболее опасных. Но Ленни был человеком из романа. Высокий, с громогласным хохотом и легендарными приступами гнева, он всегда любил покер и казино. Ему сдали плохие карты, но, в который раз, он будет пытать свой шанс до конца. Может ли Беливо предложить ему какой-нибудь метод? Ленни готов отправиться для лечения рака поджелудочной железы на край света, чтобы подвергнуться любому экспериментальному протоколу (курсу лечения).
На другом конце провода жена Ленни говорила с трудом, так сжималось еѐ горло: «Мы живѐм вместе уже тридцать два года, сказала она. – Мы никогда не расставались. Я не могу поверить, что всѐ закончится так грубо.» Нам нужно всего лишь немного времени, немного времени...»
Беливо попросил прислать ему по факсу историю болезни и на следующее утро начал разбирать международные данные о самых недавних исследовательских протоколах. Но применительно к раку поджелудочной железы их было очень мало, а те, которые имелись, не касались пациентов в такой продвинутой форме. С тяжѐлым сердцем он тем же вечером позвонил жене Ленни, чтобы сказать ей о своей неудаче. Она была в слезах: «Я слышала о том, что вы интересуетесь воздействием питания на рак. Я буду делать всѐ для Ленни, от А до Z, каждый день до самого конца. Он будет делать всѐ, что я ему скажу. Если у вас есть предложения, мы их все испытаем. Нам нечего терять.»
Действительно, терять было нечего. Если его идеи были правильными, то это был как раз момент дать тому, кто в них по-настоящему нуждался, возможность воспользоваться ими. Все выходные Беливо провѐл, погрузившись в MedLine*, собирал любые статьи о продуктах питания, которые продемонстрировали воздействие на рак, считал концентрации фитохимических составляющих, которых можно постараться достичь при обычных количествах продуктов на кухне, оценивал биологическую эффективность продуктов и их усвоение кишечником... В конце двух дней интенсивной работы он составил первый список «продуктов против рака», который позже должен будет стать книгой, имевшей исключительный успех в Канаде. Этот список включал, в частности, различные капусты, брокколи, чеснок, сою, зелѐный чай, куркуму (индийский
Специальное информационное издание обо всех медицинских статьях, опубликованных в мире, обновляемое новыми данными Национальной Медицинской Библиотекой (Washington D. C.).
Электронная библиотека онкологического портала www.rak.by
www.rak.by
72
шафран), малину, чернику, чѐрный шоколад. Вечером в воскресенье он позвонил жене Ленни, чтобы сообщить ей список, который сопроводил ключевым объяснением: «Рак – как диабет. Им надо заниматься каждый день. У вас есть несколько месяцев: надо будет есть все эти продукты, распределив их по всем приѐмам пищи, и никогда не отклоняться в сторону. Речь не идѐт о том, чтобы принимать их «по случаю». Эти продукты надо потреблять каждый день, три раза в день.» Он указал также то, что должно быть запрещено: все жирные вещества, за исключением оливкового или льняного или рапсового масла, с тем, чтобы избежать кислоты омега-6, которая активизирует воспалительные процессы. Он дал ей несколько японских рецептов, которые знал и особенно любил. Жена Ленни всѐ записала: «Я буду готовить ему всѐ это каждый день», пообещала она. Это было первое, за что она могла ещѐ цепляться.
В первые дни она звонила часто. Она скрупулѐзно делала всѐ, что обещала, но страх не оставлял еѐ. Она всѐ ещѐ плакала в телефон: «Я не хочу его потерять... я не хочу его потерять...» Через несколько недель голос был уже другим: «Впервые за четыре месяца он поднялся, объявила она. – Сегодня он ел с аппетитом...» Со дня на день улучшение подтверждалось: «Ему лучше... Он ходит... Он вышел из дома...» Беливо не верил своим ушам. Это был всѐ-таки рак поджелудочной железы. Самый ужасный, самый агрессивный, самый сокрушительный. Но сомнений не было. Что-то менялось в истощѐнном теле Ленни.
Ленни прожил четыре с половиной года. В течение долгого времени его опухоль стабилизировалась и даже уменьшилась почти на четверть. Он возобновил свою обычную деятельность, свои поездки. Его онколог в Нью-Йорке говорил, что никогда не видел ничего подобного. В течение некоторого времени всѐ происходило так, как будто бы у него был рак, но он не был больным, даже если, в конце концов, его организм потерпел поражение. Когда Ришар Беливо рассказывает эту историю, он почти краснеет: «Я впервые давал такого рода рекомендации. Естественно, речь шла о единственном случае. Из него нельзя делать никаких выводов. Но всѐ-таки... а если это возможно?» Для исследователя, который посвятил свою жизнь биологии химиотерапии, это был шок. Но, по сути, во время химиотерапии и после что мешает есть лучше? Тем более, что нет никаких противопоказаний. В течение последующих дней Ришар Беливо продолжал просыпаться по ночам. «Что мне делать со всем этим? – спрашивал себя он. – Имею ли я право пройти мимо такого важного вклада в общественное здравоохранение? Приемлемо ли не исследовать систематически и научно этот подход через продукты питания?» Именно в это момент он решил начать со своей лабораторией крупнейшую программу исследований биохимического воздействия антираковых продуктов питания, которая была когда-либо предпринята. С тех пор результаты таковы, что произвели полный переворот в представлениях о наилучшем способе защитить себя от рака. Вот как." (с.71-73 АнтиРака)

"Продукты питания, которые действуют как медикаменты 
...Зелѐный чай (эпигаллокатехин-3-галлат)" (с.75 АнтиРака)

"Зелѐный чай блокирует захват тканей и ангиогенез
Чай, к примеру, который растѐт в особенно влажных климатических условиях, содержит многочисленные полифенолы, называемые катехинами. Среди последних эпигаллокатехин-3-галлат – или ЭГКГ – является одной из питательных молекул, наиболее мощных против механизмов, необходимых для захвата тканей и образования новых сосудов раковыми клетками. Она разрушается во время брожения, необходимого для производства чѐрного чая, но она в изобилии присутствует в чае, оставшемся «зелѐным» (неперебродившим). После двух или трѐх чашек зелѐного чая, ЭГКГ предостаточно присутствует в крови и распространяется по всему организму по
Электронная библиотека онкологического портала www.rak.by
76
www.rak.by
небольшим сосудикам-капилярам, которые окружают и питают каждую клетку тела. Она располагается на поверхности этих клеток и внедряется в выключатели («рецепторы» / чувствительные нервные окончания), функция которых заключается в том, чтобы дать сигнал, который позволяет захват тканей чужими клетками, такими как раковые. ЭГКГ способна также блокировать рецепторы, которые запускают создание новых сосудов. Рецепторы не отвечают больше на команды, которые посылают им раковые клетки – через воспалительные факторы – для захвата соседних тканей и изготовления новых сосудов, необходимых для роста опухолей.
Ришар Беливо и его команда протестировали в своей лаборатории молекулярной медицины в Монреале воздействие ЭГКГ зелѐного чая на многочисленные штаммы раковых клеток. Они наблюдали, что она значительно замедляет рост клеток белокровия / лейкемии, рака груди, простаты, почек, кожи и рта.
Зелѐный чай действует также как обеззараживатель организма. Он активирует механизмы печени, которые позволяют быстрее устранять канцерогенные ядовитые вещества из организма. У мышей он даже блокирует воздействие химических канцерогенов, ответственных за опухоли груди, лѐгких, пищевода, желудка или толстой кишки.
www.rak.by
Зелѐный чай и рентгенотерапия
Для детей, которые страдают опухолью мозга, не имеется большого выбора методов терапии. Рентгенотерапия, используемая для взрослых, часто слишком опасна для их быстро развивающегося мозга. Но клетки медуллобластомы (опухоли из клеток костного мозга) намного чувствительнее к очень слабым дозам рентгенотерапии, если их сначала сделают более « чувствительными» к лечению с помощью активных молекул – и совершенно безопасных – зелѐного чая.
Фигура 2 – Активные молекулы зелѐного чая усиливают воздействие рентгенотерапии на клетки опухоли мозга, повышая их «чувствительность» к излучению.
По горизонтали: Без лечения – Только рентгенотерапия – Рентгенотерапия + зелѐный чай По вертикали: Количество клеток опухоли мозга.
Наконец, его эффект ещѐ более поразителен, когда он комбинируется с другими молекулами, обычно представленными в питании в Азии. Например, когда зелѐный чай комбинируется с соей. Лаборатория питания и обмена веществ Гарварда продемонстрировала на мышах, что комбинация зелѐный чай + соя усиливала защитное воздействие каждого элемента, взятого отдельно, и это как для опухолей простаты, так и для опухолей груди. Исследователи так заключают свою статью: «Наше исследование предполагает, что комбинация фитохимических компонентов сои + зелѐного чая могла бы быть использована в качестве пищевого режима, потенциально эффективного для сдерживания развития эстроген-позитивного рака груди [наиболее распространѐнного].» На исключительно осторожном языке, который характерен для научных статей о раке ( а также стилю исследователей Гарвардского университета), эти слова полны громадного смысла..." (с. 77 АнтиРака)
 
"Зелѐный чай
 
 
Богатый полифенолами, в том числе катехинами и, в особенности, эпигалокатехином-3-галлат (EGCG), который уменьшает рост новых кровеносных сосудов, необходимых для роста опухолей и метастаз. Это также мощный антиокислитель, обезвреживатель (активирует ферменты печени, которые выводят ядовитые вещества из организма), а также способствует гибели раковых клеток путѐм апоптоза («запрограммированной» гибели клеток). В лабораторных условиях он усиливает воздействие рентгенотерапии на раковые клетки.
Внимание: чѐрный чай изготавливается путѐм брожения/ферментации. Этот процесс уничтожает в значительной части полифенолы. Чай Oolong имеет промежуточную ферментацию между зелѐным и чѐрным чаем. Зелѐный чай декафеинизированный ( кофеин удалѐн) по-прежнему сохраняет все свои полифенолы.
Японский зелѐный чай (Sencha, Gyokuro, Matcha, ...) ещѐ богаче в EGCG, чем зелѐный китайский чай.
Освобождение катехинов требует более продолжительного настаивания, по крайней мере 5 – 8 минут, лучше 10 минут.
Рекомендация по использованию: настаивайте 2 г зелѐного чая в течение 10 минут в заварном чайнике и выпейте в течение последующего часа (после этого времени полифенолы исчезают). Рекомендуется выпивать 6 чашек в день.
Электронная библиотека онкологического портала www.rak.by
90
www.rak.by

Внимание: некоторые люди чувствительны к кофеину зелѐного чая и могут страдать бессонницей, если выпивают его после 16 часов. В этом случае используйте декафеинизированный зелѐный чай." (с. 91 АнтиРака)

 "Чѐрный шоколад
Чѐрный шоколад (свыше 70 % какао) содержит многочисленные противоокислители, проантоцианиды и много полифенолов (квадратик шоколада содержит их в два раза больше, чем стакан красного вина и почти столько же, сколько стакан крепко настоенного чая). Его молекулы замедляют рост раковых клеток и ограничивают ангиогенез.
Потребление до 20 г в день (пятая часть плитки плитки) не вносит излишнего количества калорий. Часто ощущается более сильное удовольствие, чем от кондитерских изделий или от десерта, в то время как голод перебивается более эффективно. Его гликемический показатель (способность повышать уровень глюкозы в крови и стимулировать пагубные пики инсулина и ИЗФ) умеренное, намного ниже, чем у батона белого хлеба.
Внимание: смесь шоколада и молока аннулирует благоприятное воздействие молекул, содержащихся в какао.
Электронная библиотека онкологического портала www.rak.by
95
www.rak.by
Обычное использование: несколько квадратиков шоколада вместо десерта в конце приѐма пищи (вместе с зелѐным чаем!). Растворить чѐрный шоколад в водяной бане, чтобы вылить его на груши или любой другой фруктовый салат." (с.96 АнтиРака


"Фруктовый коктейль, использованный в экспериментах на мышах в лаборатории Ришара Беливо 
Чеснок:
Брюссельская капуста: Свѐкла:
Клюква:
Зелѐный лук:
Брокколи:
Шпинат:
Зелѐная фасоль: Грейпфрут:
Куркума в льняном масле:
Полифенолы зелѐного чая:
Чѐрный перец:
100г
100г
100 г
100 г
100 г
100 г
100 г
100 г
100 г
2 кофейных ложки / 10 мл масла
2,4 г (что соответствует порядка 6 чашкам чая и 2 г листьев) 2 кофейных ложки
900 г фруктов и овощей дают 270 миллилитров снадобья. Мышам давали 100 микролитров в день сверх их обычного питания, что соответствует приблизительно 240 миллилитрам коктейля для человека." (с.98 АнтиРака)
Что называется, без комментариев (С.Ч.) 

Комментариев нет:

Отправить комментарий